40% скидка в Сормовский парк
40% скидка в Сормовский парк
Карточка в Сормовский парк

- Карточка стоимостью 600 руб. (реальная стоимость 1000 руб) действует на все аттракционы, каток, аквапарк на территории Сормовского парка.

- Карточка действует до конца 2016 г.

план.jpg
Абонименты с 1 апреля
Абонименты с 1 апреля
1 2

Возврат к списку статей


Фолк­-рок­-группа The Racoons: К морю на Piknik

18+ 
1.jpgНижегородская фолк-­рок-­группа The Racoons этим летом побывала на музыкальном фестивале Western Piknik в Польше. Лидер группы Михаил "Майк" Сауткин поделился с "Досугом в Нижнем" впечатлениями о польской Балтике, о поляках и стране, о которой мы знаем ну почти что все...

Western Piknik ­ один из бесчисленных тематических опенэйров, которые проходят в Европе каждое лето. Для публики это не только возможность послушать музыку, но и увидеть много необычного, а главное - поучаствовать самому. Ведь не каждый день можно увидеть живьем рыцарей, индейцев, ковбоев, попробовать себя в роли кузнеца, пострелять из лука, покататься верхом ­ развлечений масса. К слову, там же, где мы были, на острове Волин, проходит фестиваль викингов. 
 
2.jpgОсновная тема фестиваля Western Piknik - кантри и блюз. The Racoons со своими кельтами туда не очень вписывались, но организаторам понравились наши записи, и нас пригласили в программу. И в целом мы и публика остались довольны друг другом. Конечно, назвать наш скромный вояж зарубежными гастролями было бы некоторой натяжкой. Выступали мы бесплатно и ездили за свой счет как обычные туристы. Но это был уникальный опыт, а главное, несравненный кайф от впечатлений, которые испытывает на гастролях группа, не попавшая в тиски контрактов и не избалованная концертными турами. Кроме того, было интересно посмотреть страну, в которой прежде я бывал лишь проездом.



БЕЗ ГРАНИЦ

3.jpgФестиваль Western Piknik проходит в Западном Поморье в местечке Суломино на берегу Щецинского залива. Залив не морской - это часть дельты Одера, который здесь широко разливается, позволяя грузовым судам с Балтики заходить в порт Щецин. До Германии здесь рукой подать. Мы прилетели из Москвы в Берлин. От германской столицы до фестиваля было всего 170 км.

Совершив ритуальный туристический забег от Рейхстага до Александер­платц, мы отправились на вокзал, влезли в двухэтажную электричку и от усталости тут же заснули. Немецкие железные дороги ­ это неописуемо удобно и довольно дешево. "Ландтикет" Berlin­Brandenburg позволял нам впятером за 28 евро не только перемещаться в пределах этих немецких земель, но и отправиться через границу в польский Щецин.  4.jpg

Впрочем, для этого нам пришлось пересаживаться на польскую электричку на каком­-то безлюдном полустанке. Вместе поезда стояли буквально несколько минут, и мы рисковали там заночевать.

Польша началась неожиданно и поначалу незаметно - граница здесь отсутствует с 2004 года. Просто в какой­-то момент колеса застучали громче, у дороги появился мелкий мусор, а у деревенских домиков - теплицы. Все­таки Польша - пока еще не Германия, хотя Поморье было ею совсем недавно.




РОДИНА ЕКАТЕРИНЫ

5.jpgИстория Поморья (или Померании, как ее именуют немцы) весьма запутана. Земли, где жили поморские славяне начиная с X века, рвали друг у друга польские, немецкие, шведские и датские князья. Расцвет местной самобытности случился в XIV -­ XVII веках, когда существовало независимое Поморское княжество. В Щецине вы непременно попадете во дворец поморских князей. Правила здесь династия Гриффинов. Вовсе не тех, про которых мультфильм, ­ просто на их гербе был нарисован гриф. После смерти последнего Гриффина в 30-­летнюю войну земли захватили шведы, а потом ­ Пруссия. Польское Западное Поморье на 300 лет стало немецкой Восточной Померанией. В 1945-­м, по решению союзников, эти земли вернули Польше, а немцев выселили на запад. Однако следы прусского величия и филистерского быта наблюдаются повсеместно ­ - то в старинных кирках, то в черепичных крышах довоенных построек. Словом здешняя старина - это старина немецкая.

6.jpgЩецин был здорово разрушен в конце войны, но многие памятники восстановили. В историческом центре возвышается Кафедральный собор св. Якуба (XIV ­ - XVI вв.) ­ одна из главных достопримечательностей города. Длинный шпиль острым шипом впивается в серые прибалтийские небеса. Солнечных дней здесь бывает немного. Нижегородские музыканты недовольно поеживались от дождя и ветра.

Самый монументальный след былого прусского величия7.jpg ­ Портовые ворота. Когда-то они были частью оборонительных укреплений. Сегодня здесь сувенирная лавка. В Штеттине (как называют город немцы) родилась Екатерина II. Дом ее отца ­ унылый серый параллелепипед со стеклянной памятной доской. В России принцесса Фике оставила куда более заметные следы.

Польша удивила дешевизной. Цены в супермаркетах были часто ниже нижегородских. На самом фестивале можно было за какие-то смешные деньги попить пива с жареными колбасками или копченой рыбой. Отдельно стояла палатка­салун, где можно было согреться стаканчиком виски практически по магазинной цене. Словом не "Пустые Холмы" с чаем за 50 рублей.
 


ИНДЕЙЦЫ И КОВБОЙЦЫ

8.jpgФестиваль Western Piknik проводится с 1998 года, в этом году был юбилейный XV фестиваль. Стоит отметить, что в Центральной Европе очень любят кантри. Трудно поверить, но каждое лето там происходит более 100 фестивалей блюграсса! В России интерес к этой теме после повальной моды конца 1980-­х как­-то поутих. Лично я никого, кроме наших нижегородских друзей Grass Pistols (экс­"Кантри Салун"), сейчас не знаю. А там люди посвящают игре в "американцев" массу времени и денег. На фестивале были целые лавки с роскошными кожаными шляпами, ковбойскими сапогами, ну и с байкерскими доспехами тоже. Лошадей и мотоциклов на фестивале было примерно поровну. Было видно, что люди приезжают сюда не первый раз и отдыхают душой. Удивила масса людей в возрасте. Все эти кантри­танцы отплясывали лихие мужики под полтинник и дамы были им под стать. В последнюю ночь мы общались с настоящим индейцем лакота.

Нижегородских фолк­рокеров поляки приняли тепло. На фестивале кантри и блюза наши кельтские опусы пошли на "ура", чего я, признаться, и сам не ожидал. К тому же мы были первой российской командой, приехавшей на Western Piknik. 91.jpgИрландских танцев под нас не танцевали, увы. Но когда мы заиграли "Розовую пантеру", переходящую в ирландский хорнпайп, у сцены вдруг закружился народ ­ немолодые уже мужики в ковбойских шляпах, и это выглядело феерично. В один из вечеров мы играли большой сольный концерт прямо на берегу залива. В конце программы мы-таки решили ударить по попсе и сыграли пару вещей из репертуара Skaldowie, подзабытых польских рок­звезд 60­х. Реакция публики была неописуема...

Мы не первый раз играли для иностранной аудитории. На московских и питерских фолк­вечеринках нам случалось играть вместе с бретонскими и ирландскими музыкантами, иностранцы нередко бывают на наших концертах в Нижнем. Но здесь даже рутинное общение со звукооператором было отдельным впечатлением. Выходишь к микрофону и понимаешь, что здесь ты инопланетянин. Все твои обычные прибаутки не прокатят. Все ремарки нужно заново переосмысливать по-английски. Русский язык поляки понимают плохо, но все равно я старался сказать по-русски пару слов, чтобы было понятно, кто мы и откуда. Что же касается польского языка...


"ЕЩЕ ПОЛЬСКА НЕ СГИНЕЛА..."

92.jpgСчитается, что все, кому за 40, в Польше говорят по­русски, а все кто помладше - по­-английски. В приграничном Поморье можно было надеяться услышать немецкий. Тем не менее, тут и там выяснялось, что познания поляков в иностранных языках несколько преувеличены. Перед отъездом я успел немного позаниматься польским - чисто из лингвистического интереса, но я и представить себе не мог, что мне придется на нем говорить. Часто это была единственная возможность что­то выяснить. Со временем я стал находить удовольствие в речи, наполовину состоявшей из непрожеванной манной каши, и привык приветствовать польских знакомых словечком "чещьч" (это не "честь", а скорее "привет"). "Дворцом" поляки называют вокзал, "уродой" ­ красоту, а "забытками" ­ памятники.

В Поморье нас реально захлестнула волна местного гостеприимства. Возможно, где-то там, далеко, в Варшаве, и бушуют какие­-то русофобские страсти, здесь "Росья" воспринималась с интересом. Нас угощали пивом, паштетом из смальца, зубровкой и потрясающей местной водкой 93.jpg"Желондкова" ("Желудочная"), в употреблении которой поляки явно соревновались с заезжими гостями. Люди в возрасте рассказывали, что в школе не любили русский язык, потому что изучение его было обязательным. Но с нами были рады возможности попрактиковаться.

Западное Поморье - место космополитичное. До Берлина и Копенгагена здесь куда ближе, чем до польской столицы. За длинными столами за пинтой местного пива с нами сидели самые удивительные люди. Ярослав - крепко сбитый отставной офицер французского Иностранного легиона. Его ладонь, протянутая для рукопожатия, напоминала шириной капустный лист. Кшиштоф и Артур, два капитана­яхтсмена, явившиеся к нам в гости посреди дня отмечать 50­летие Артура. Аркадиуш, молодой владелец паба, кормящий туристов средневековой кухней. Словацкие кантри­музыканты, угощавшие нас своим пивом и деревенским сыром. Целая компания монголов (!), музыкантов, занесенных на фестиваль неведомым степным ветром. В последний вечер они упрашивали нас спеть "Подмосковные вечера"...


МОРЕ - МОРЕ

94.jpgВ последний день нашего пребывания на фестивале мы отправились на Балтику - грех было не посмотреть на море, проведя возле него 5 дней. Сперва мы планировали попасть в город с романтичным названием Свиноустье и сыграть там концерт, но, к сожалению, так и не попали. Прибрежный городок, куда везла нас электричка, носил невыговариваемое название Мензыздрое.

В городке царило курортное оживление - толпы туристов, многолюдные кафешки, уличные артисты, бесконечные торговые ряды с открытками, сувенирами, магнитами и прочей мишурой. Несмотря на конец июля на побережье дул пронизывающий ветер, а вода была просто ледяной. Никто, кроме нашего могучего барабанщика, искупаться не решился. 95.jpg"Хорошо тут, наверное, летом...", ­ брякнул кто­-то из нас.
 
Далеко в море вдавался мол. По нему прогуливались люди, неподалеку катала туристов ладья викингов (правда, с дизельным мотором). Вдоль моря тянулись поросшие лесом холмы. Воображение рисовало все 10 веков бурной истории этих мест ­ от викингов и кашубских рыбаков до прусских и шведских бригантин, от загадочных Гриффинов до героического подводника Маринеско, промышлявшего где-­то в этих водах...

Стряхнув с босых ног песок, мы сделали по глотку сангрии, развернулись и зашагали к берегу.


Михаил САУТКИН
Фото автора





 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 


DB query error.
Please try later.